Битва за Телеграм: полковнику Дурову никто не пишет | Сад. Огород. Здоровье

Битва за Телеграм: полковнику Дурову никто не пишет

Битва за Телеграм: полковнику Дурову никто не пишет
PlainNews
Противостояние законотворцев с Интернетом — это, в силу самой природы сети, сражение с ветряными мельницами (см. статью про запрет «анонимайзеров»).
Однако Интернет — это поле информационной борьбы. Откуда и интерес законотворцев. Это взглянуть на происходящее немного в другом свете. В условиях информационной борьбы то, что кажется, часто не есть то, что на самом деле. В умелых руках «зрада» может превращаться в «перемогу», и наоборот — http://rostov-61region.ru

Вот и на битву за Телеграм можно смотреть по-разному.

Специфика информационной борьбы

Информация — это сведения об окружающей реальности, которые позволяют нам действовать адекватно. Условно говоря, не «упасть в яму» или не «попасть под лошадь».

В борьбе за информацию (и с помощью информации) основных направлений всего два: оборонительное и наступательное. В рамках оборонительных действий нужно постараться не быть обманутым, а, напротив, суметь получить достоверную информацию, важную для собственной успешной жизнедеятельности. В рамках наступательных действий нужно стремиться ввести противника в заблуждение с выгодным для себя исходом (при прочих равных, лучше, если в незамеченную «яму», таки, упадёт противник, а не мы) — мир новостей свежий номер

Как показывает лучшая мировая практика — тех же западных СМИ (см., например, беспардонное враньё во время интервенции Запада в Ливию) — в случае наступательных действий оказываются хороши все средства. Что же касается оборонительных, то работа спецслужб и разведок тоже не отличается особой щепетильностью — новости политики сегодня свежие

Версия первого плана (на поверхности)

Мы наблюдали, как Роскомнадзор продолжительное время по нарастающей угрожал Телеграму карами, а затем перешёл к блокировкам. Но последние, — внезапно, — не возымели должного действия, хотя с некоторого момента и приобрели характер ковровых бомбардировок.

Выглядит всё так, что — как бы это помягче сказать — неадекватный Роскомнадзор после устрашающей разминки неловко присел в лужу, при этом у него брюки лопнули по шву до самых лопаток (ну, как-то так, чтобы не употреблять в обзорно-аналитической статье грубо-просторечного термина «обосраться»).

Надзорный орган переоценил собственные способности, не учёл доступные возможности привлёкшего внушительные инвестиции сетевого сервиса по реконфигурированию технических параметров сети «на лету».

Команды Дурова или команды тех, кого тот нанимает, допустим, в Amazon или Google, оказались технически на голову выше Роскомнадзора.

Картинка получается неприглядная. Роскомнадзор (опять) занимается тем, что кипятит океан. При этом от его неуклюжих действий всё чаще достаётся непричастным.

Версия второго плана (неочевидное)

При здравом размышлении, однако, возникает ряд вопросов.

Правда ли, что невозможно заблокировать трафик отдельно взятого приложения?

На 100 % — нет. Но можно более сложными мерами, чем примитивный «бан по IP», посредством анализа и фильтрации трафика, добиться существенного сокращения или прекращения доступа для основной массы пользователей, не пользующихся техническими ухищрениями (вроде VPN, даркнетов и т.п.).

Государство контролирует всех крупных провайдеров. У тех имеется всё необходимое оборудование. Мировая практика решения соответствующих задач тоже есть: как на государственном уровне, так и на корпоративном.

Цель ограничительных мер здесь не в том, чтобы лишить всех доступа к приложению, а в том, чтобы сделать российский рынок для Телеграма нерентабельным (если к сервису получают доступ преимущественно продвинутые пользователи, то этот рынок, считай, закрыт).

Ещё один вопрос: зачем ФСБ соглашается закрывать и вытеснять в тень удобный канал информации?

Ведь никто в здравом уме так делать не будет: предупреждён, значит вооружён.

Получается, что либо Роскомнадзор и ФСБ действительно непроходимо глупы и непрофессиональны. В чём есть сомнения (по крайней мере, относительно технических специалистов ФСБ). Либо они намеренно «ломают дурака» вместе с Дуровым.

Получается классический honeypot: создание у противника иллюзии чего-то лёгкого и доступного, чтобы клюнувший на это противник затем сам попал в уязвимую позицию (стал подопытным или атакуемым).

ФСБ с помощью Дурова (напомню, что ещё Вконтакт подозревали в работе на спецслужбы) создаёт мощный канал коммуникации и раскручивает его среди целевой аудитории. Канал позиционируется как невероятно независимый и защищённый. После чего ФСБ ждёт, когда в эту контролируемую среду начнут стекаться все любители джихада, наживы за чужой счёт и прочих свобод, и принимает их тёпленькими.

Что, если настоящая целевая аудитория Телеграма — это не домохозяйки и скучающие офисные работники, а он создан специально для окучивания: бандитов, террористов, криминальных групп, агентов влияния, формирующих агентурные сети, и всех тех, у кого не хватило ума и средств, замахиваясь аж на потрясение основ, создать собственные непубличные каналы коммуникации строго под конкретную задачу?

В самом деле, если ты планируешь бросить вызов диктатуре и мощнейшим государствам мира, то лучшего места для планирования и координации своих действий, кроме как во Вконтакте, Facebook или Telegram не найти. Прямо так и представляется речь адвоката на суде: «Господа, вы должны войти в положение моего подзащитного! Да, он планировал (во Вконтакте) грандиозный террор. Но он не отличается высоким интеллектом (он планировал во Вконтакте). Прошу учесть это, как смягчающее обстоятельство».

Спецслужбам, на самом деле, практически и не надо ничего расшифровывать (от Дурова, напомню, настойчиво требуют некие «ключи шифрования»). Им достаточно следить за публичной деятельностью подозреваемых и, когда надо, прибегать к оперативной разработке (традиционного характера).

Ведь преступники средствами коммуникации научились пользоваться не вчера. И если преступник по тому же обычному телефону может говорить иносказательно (в духе «бабушка приехала»), то какими техническими средствами в потоке миллионом разговоров из этого эзопова языка отдельного контакта можно вычленить вложенный смысл? С помощью «ключей шифрования» — никак. Это можно сделать, только если исходя из оперативной информации (сигналы от агентов-информаторов, наблюдение за публичной деятельностью и проч.) плотно взять конкретную группу подозреваемых в разработку в оффлайне.

Заключение

По результатам этой истории, похоже, все будут довольны.

Все борцы с «русским миром» будут праздновать победу свободомыслия над цензурой, виртуальной Свободы™ над диктатурой (это знак, что тоталитаризм вот-вот падёт!). Они все переселятся из Facebook’а в Telegram и будут дальше «подрывать основы».

ФСБ, прикрываясь Роскомнадзором, будет и дальше «ломать комедию», играя в поддавки и раскручивая канал. Эта эффективная стратегия продвижения (а-ля Матильда), эксплуатирующая разгоняемую в западных СМИ антироссийскую истерию, уже показывает свои отличные результаты. Благодаря такому пиару Телеграм набирает популярность у англоязычной публики, как нечто safe and protected and for our freedom. А это нешутошная аудитория. С нешуточной же долей нежно любящих Россию доброжелателей и прочих поклонников всевозможного джихада. ФСБ останется только закатать рукава и таскать оттуда клиентов, как горячие пирожки.

Добавить комментарий

Новинки Новости