Сад впечатлений Елены Родительской | Сад. Огород. Здоровье

Сад впечатлений Елены Родительской

Делать сад лишь ради того, чтобы он просто был, я бы не стала. Такая работа стала бы рутинной и скучной. Я решила обратить ремесло в искусство и превратить 7 соток в картинку, которая бы мне нравилась. Позже, в подтверждение этого, в книге Пита Удольфа и Ноэля Кингсбери Planting: A New Perspective я нашла главу, которая так и называется: «Садовые посадки – это большая картина». Для сада, который делается с желанием, так и есть.

Как создавался сад

Пока дети росли на свежем воздухе, я всегда что-то активно высевала, сажала цветы и совершала всякие садовые глупости типа альпийской горки на фоне армейского забора. Но со временем накопленные знания, желание самореализоваться и мечта о новом вдохновляющем увлечении подтолкнули меня заняться дизайном участка.

Сад был задуман в неформальном стиле, и мне хотелось сделать пейзаж впечатляющим. Приблизительно вот так: открываются деревянные ворота, и перед зрителем предстает картина деревянного дома, утопающего в поднимающихся и ниспадающих лианах, пышных гортензиях, гигантских хостах, куртинах цветущих многолетников в зависимости от сезона. Причем дом едва проглядывается из-за зеленой стены, дорожка к нему ведет через арку, которая и создает интригу, и открывает перспективу на интересный вид, напоминающий подъем в горы. Арка – один из элементов, открывающихся с основной смотровой точки от ворот. Она послужила каркасом для наиболее устойчивого вьющегося растения – девичьего винограда.

В нашей местности преобладают березы и ивы, поэтому я оставила две березы и добавила ив – надежный выбор для низменного и холодного участка. Они делают сад зрелым, объединяют с местным ландшафтом. Кроме того, березы до сих пор используются как насосы вешних вод. Дренажная система корней служит для спасения от избыточного увлажнения некоторых садовых растений, высаженных под ними. Заимствовать пейзаж не получалось ни с одной из сторон, оставалось только закрывать соседние сооружения. Со временем это частично удалось благодаря смешанной посадке сортовой калины, сиреней, спирей, пузыреплодников, деренов, ирги канадской и туй, посаженных по периметру. Тем самым был закрыт и забор, что сделало участок как бы безграничным. Сад связывается воедино свободной расстановкой по его площади туй сорта Смарагд, сиреней и гортензий.

Ощущение подъема удалось придать с помощью арбопластики (посадки растений разной высоты). Самое дальнее растение – теперь уже огромная ива лохолистная. Для художественного взгляда она – и туманы, и горы.

Цвет в саду

В маленьком саду, поделенном на зоны, сложно говорить о полноценных цветниках. Я называю их композициями, составленными посредством игры на оттенках с учетом форм и жизненных требований растений. Колористика стала для меня отдельной темой.
Безусловно, можно сделать хороший сад и без цветения, но я не стала отказываться от дополнительного эмоционального бонуса. Ноэль Кингсбери сравнивает цвет с глазурью на пироге. И ведь она может быть настолько хороша, что, притягивая внимание, станет предметом обсуждения на протяжении всего чаепития, хотя сама по себе, без пирога, – ничто.

Игра с цветом не была бы так занимательна, если бы у цвета не было столько оттенков и тонов, яркости и различной насыщенности. К удачным цветовым сочетаниям стараюсь присовокупить сочетания форм и сделать акцент на нюансах.

Растительное наполнение

Если увлеченный садовод создает сад-картину, он изучает «фундамент». Ему пригодятся знания по ландшафтному дизайну и опыт профессионалов. Он рассматривает удачные ландшафты и учится на них. Потом переходит к практике. Садовод старается внедрить знания, к этому прибавляется «надстройка», состоящая из его вкуса, личного желания и видения.

Второй вид деятельности – накопительство, сад-коллекция. Садовод приобретает растения. Изучает их поведение, наблюдает, какое цветовое пятно они дают на ландшафте. Так в саду появляются небольшие коллекции. Садоводом движет интерес к новым растениям и желание творить. Два этих вида деятельности могут развиваться последовательно, а иногда и почти параллельно.

В первом виде деятельности я всегда руководствуюсь золотым правилом Бет Шатто: «the right plant in the right place». На русском оно звучало бы приблизительно так: «правильно подобранное растение для правильно подобранного места». Поэтому, не споря с  исходными условиями участка под сад, я наполнила его растениями-водохлебами: гортензиями, астильбами, хостами. И по-моему, они здесь счастливы.

Для растений сухих мест условия пришлось создавать искусственно. Учитывая климатическую зону земледелия, сделала упор на морозостойкие варианты роз и других кустарников.

Благодаря своему саду мне удалось увидеть, как выглядит множество интересных сортов сиреней. На примере рядом посаженных Красавицы Москвы и Жемчужины легко понять роль впечатляющих сочетаний.

В результате второго вида деятельности в саду появились небольшие коллекции флоксов, лилейников, пионов и других многолетников. К своему удивлению и удивлению друзей-коллекционеров, я научилась узнавать растения в лицо: легко определять сорта. Со мною произошло то же, что и с человеком, которому двойняшки кажутся сначала на одно лицо, а потом он видит индивидуальность каждого. Так было у меня с красными флоксами.

Самое любимое

Если смотреть сверху, сад похож на два квадрата по диагонали шахматной доски. Один квадрат – 7 соток первоначального сада, и еще 7 соток – приобретение 3-летней давности. Более новая территория сада самая интересная для меня сейчас.

Основная смотровая точка – вид от входа, калитки и ворот. Астильбарий состоит из двух ярусов астильб как новомодных сортов, так
и классических. Расположен в окружении хвойных растений. Акцент сделан на форме соцветий, напоминающих елочки. Мною так  любим, что заслужил даже два названия: «Разноцветные елочки» и «Северное сияние».

На сравнительно новой территории сада расположен миксбордер. Для творчества здесь неиссякаемый источник вдохновения и восторга – мегаталантливый мастер ландшафта Пит Удольф. Одна из основных характеристик миксбордера – цветение на протяжении всего сезона. Чтобы правильно собрать картинку, мною прочитано несколько книг Пита Удольфа и пройдены его курсы под названием Planting the Piet Oudolf Way. Миксбордер еще молодой, но за особое внимание к себе он благодарит радостью от интересных комбинаций, шелеста трав, особенно красиво растворяющих лучи солнца на закатах и восходах.

Вообще, о «новой волне» можно говорить очень долго. Когда зацветают метельчатые гортензии, а их цветение поддерживают древовидные, сад превращается в сад гортензий. Страж входа в дом – метельчатая гортензия Vanille Fraise всех покоряет своей свежестью, а позже «румяными щечками». Сама же часто склоняется в легком реверансе.

Углубленное местечко сада – серая скамья в окружении сиреней, клематисов и гортензий. Здесь сработала геопластика (искусственное изменение рельефа). Окружающая атмосфера наполнена сентиментами. Люблю сидеть здесь и вспоминать всемирно известный тайный сад (senkgarten) Карла Форстера – сердце большого сада.

Добавить комментарий

Новинки Новости